Садовской Борис Александрович Борис Садовской
Фрагмент эскиза, 1914г.
Автор: Илья Репин

Глава седьмая
НЕКРОЛОГ

Ты, говорит, да я, говорит, умрем, говорит.

Островский

В ночь на 10 января в Москве внезапно скончался бывший артист императорских театров Сергей Николаевич Быстрицкий.

С. Н. Быстрицкий родился в 1849 году, в недрах славной артистической семьи, пропитанной высокими традициями «Дома Щепкина». Отцом его был знаменитый в свое время талантливый трагик Николай Петрович Быстрицкий, с выдающимся успехом много лет выступавший на исторических подмостках Малого театра. Маленького Сережу принял от купели сам Михаил Семенович Щепкин и вместе с отцом даровитого ребенка руководил его первыми сценическими шагами. Можно себе представить, как благотворно содействовало это совместное влияние гения и таланта художественному развитию впечатлительной натуры будущего артиста! Получив великолепное домашнее воспитание, С. Н. Быстрицкий блестяще кончает Петербургское театральное училище и тогда же дебютирует на Александринской сцене в роли Гамлета. К сожалению, первое серьезное выступление Быстрицкого совпало с расцветом у нас каскадно-парижского жанра, в частности французской оперетки, и не было оценено по достоинству в должной мере. Сочувственно отнесся к дебюту молодого таланта один только Д. Д. Минаев, известный поэт-сатирик. Вскоре и сам С. Н. увлекается опереткой. Он выступает в провинции, в труппе покойного Р. А. Карелина. Но тонкое чутье его артистической натуры, требуя идейно бескорыстного служения чистому искусству, спасло могучий талант и вывело обратно на поприще честного и плодотворного художественного труда. Уже в 1871 году мы видим С. Н. в труппе Н. И. Мерянского в Ярославле. Здесь достойным сотрудником его является покойный В. П. Далматов, товарищеские отношения с которым скрепляются у Быстрицкого узами теплой и преданной дружбы на всю жизнь. Вслед за тем талантливая игра С. Н. обращает на себя исключительное внимание гремевшего в то время на юге России знаменитого артиста и антрепренера Одесского театра Н. К. Милославского. Он заинтересовывается скромным юношей, берет его к себе в Одессу, и здесь, под руководством Милославского, живя у него в доме на правах любимого родственника, почти сына, молодой С. Н. Быстрицкий с каждым годом все более совершенствуется в игре и яркий самобытный талант его получает, наконец, ту живописно-блестящую и филигранную обработку, которая так чаровала восхищенных поклонников покойного артиста.

В начале девяностых годов С. Н. Быстрицкий снова получает дебют в Александринском театре. Блестящее и тонкое исполнение роли Фердинанда в пьесе Шиллера «Коварство и любовь» сразу завоевывает ему всеобщие симпатии. Вступив в ряды членов императорской петербургской сцены, покойный артист прослужил здесь около пятнадцати лет и вышел в отставку с пенсией в 1905 году. За свою отзывчивость и редкую доброту почивший художник сцены пользовался искренними симпатиями молодежи.

Едва потрясающее известие о кончине С. Н. Быстрицкого облетело московские газеты, как в скромную квартиру покойного в Пименовском переулке толпами начали стекаться его товарищи, знакомые и поклонники его таланта. На панихидах, между прочим, присутствовали артисты Малого театра А. И. Южин и К. Н. Рыбаков, отцу которого, знаменитому Н. X. Рыбакову, совместно с гениальным драматургом А. Н. Островским покойный был обязан своим поступлением в Петербургское театральное училище в 1864 году, т. е. ровно пятьдесят лет тому назад. Далее здесь находились многие артисты Малого и Художественного театров, а также театра Корша; представители театрального бюро; писатели: П. Д. Боборыкин, В. М. Дорошевич, В. В. Каллаш и много поклонников и поклонниц.

На третий день, 12 января, в годовщину университетского праздника, состоялись торжественные похороны незабвенного С. Н. Быстрицкого. В 9 1/2 ч. утра, в Старо-Пименовской церкви, произошло отпевание. Храм был переполнен. Почтить дорогого покойника собрались: депутации от оперы, хора и балета Большого театра, от труппы Малого театра, от Свободного и Художественного театров, от театра Корша, масса артистов, друзей и почитателей усопшего. Между прочим, бросались в глаза трогательные надписи на некоторых венках: «Вот сердце благородное угасло», «Покойной ночи, милый принц», «Человек он был», «Мир чистому сердцу».

После отпевания печальная процессия тронулась к Ваганьковскому кладбищу. Гроб несли на руках артисты и представители учащейся молодежи; сзади следовала траурная колесница с венками. Прах С. Н. Быстрицкого покоится подле могилы его отца, знаменитого трагика Н. П. Быстрицкого, неподалеку от могил Мочалова, Шумского и Самарина.

Когда гроб был опущен в землю, перед раскрытой могилой выступил присяжный поверенный В. А. Вахлаков и с обычным подъемом произнес следующую речь:

«Бывают люди без возраста, — люди духа, люди непрерывного внутреннего горения. Годы не касаются их. Таков был этот красивый, ушедший от нас старик, с волосами как старое серебро и мудрым, проникновенным взором. Радостью бытия, радостью светлого творчества дышало все его существо. Чуткий ко всему высокому и прекрасному, богато одаренный в различных сферах искусства и знания, он был необыкновенно скромен. С каким незабываемым достоинством проходил он тернистый путь русского актера! Многое пришлось ему вынести и много перестрадать... Я вижу кругом себя студентов. Дорогие товарищи! Сегодня, в Татьянин день, мы хороним гордость нашей интеллигенции и ее достойного представителя. Мы хороним славу русского театра, нежного, благородного Гамлета, олицетворение мировой скорби. Недаром Гамлет был любимой ролью покойного. Спи с миром, дорогой друг!»

1927