Садовской Борис Александрович Борис Садовской
Фрагмент эскиза, 1914г.
Автор: Илья Репин

VII
ПИСЬМО ПЛЕМЯННИКА ИЗ МОСКВЫ

Милостивый Государь,

дяденька Сергей Владимирович!

Исполняя Ваше желание, описываю Вам последние события моей московской жизни. В университет я хожу ежедневно и всякой лекции веду подробную запись. По совету maman, сближаться с товарищами избегаю, в особенности с теми из них, которые происходят из разночинцев. Грубость их и буйство трудно описать. Поверьте, бесценный дяденька, — что до меня, я всегда сумею помнить и соблюсти свое достоинство.

Вы спрашиваете меня, кто из профессоров мне наиболее нравится? Никто, ибо все они одинаково хорошо читают, хотя из иных лекций я многого не понимаю. Например, молодой профессор Катков начал недавно читать лекции по предмету «Психология», и до сего дня в этой наитруднейшей науке я не могу уразуметь ни слова.

Графу Арсению Андреевичу я имел честь представиться в среду; он поручил мне засвидетельствовать Вам свое почтение. В тот же день был я у А. С. Хомякова и передал ему Ваше письмо. Хомяков принял меня весьма ласково в своем кабинете, заваленном грудами толстых книг; неужели все это словари? Он сам Вам будет писать на этой же неделе. Вчера вечером я был у него по приглашению, ожидая весело провести время, взамен чего был осужден слушать скучные разговоры пожилых гостей. Между прочим, хозяин представил меня академику Погодину, который Вас очень помнит. Здесь же присутствовал близкий друг Хомякова, известный писатель Гоголь. С ним мне пришлось нечаянно вступить в беседу. Подойдя ко мне, он вдруг взял меня за пуговицу и спросил: «Посещаете ли вы университет, молодой человек?» Задетый такой фамилиарностью, я сухо ответил: «Посещаю». — «А читали ли вы „Одиссею"?» — «Читал». — «Как вы думаете, молодой человек, что делал Одиссей, стоя у Алкиноева дворца в ожидании Навзикаи?» — Затрудняясь несколько странным вопросом, я безуспешно старался вспомнить, где находится это место в «Одиссее», которую всю дочитать я не успел. Гоголь сам за меня ответил: «Конечно, молился. Одиссей был благочестивый царь». И, пустив мою пуговицу, медленно отошел. Я никак не ожидал подобного оборота, ибо сам Гоголь по его сочинениям представлялся мне надоедливо-шумным и сальным забавником, вроде нашего соседа Веденяпина. К удивлению, своим тихим разговором и приятною улыбкою он произвел на меня впечатление хорошее, Держится Гоголь вполне прилично, и, несмотря на свою поповскую прическу, может быть причислен к людям comme il faut, хотя под отличным темно-красным жилетом я разглядел у него нечистое белье. Через полчаса затем я поспешил откланяться: высокие предметы не по моей части.

Не откажитесь известить меня, любезный дяденька, что делается с моей Lady? Хорошо ли смотрят за нею? Я купил себе английское седло; боюсь, подойдет ли. Борзые здесь продавались у помещика Алябьева на Арбате, неподалеку от нас, но Зиновий сказал, что если мы их возьмем, то Ваши псари смеяться будут.

Васька здесь два раза баловался, так что для примерного наказания пришлось отослать его на съезжую.

Остаюсь, Милостивый государь дяденька,

Ваш почтительный и любящий племянник

Князь Павел Г.

1909