Садовской Борис Александрович Борис Садовской
Фрагмент эскиза, 1914г.
Автор: Илья Репин

Повесть закончена Садовским в 1922 году и первоначально имела посвящение Г. П. Блоку (двоюродному брату поэта), заведовавшему в то время редакцией кооперативного издательства «Время», где вышел сборник Садовского «Морозные узоры». 18 июня 1922 г. он писал:

«"Амалия" — восторг: удивительная штука. Представляю ее себе готовой книжкой. На обложке медальоном-гирляндой все персонажи с герцогом Мельхиором наверху. Позади текста концовка: Генрих, печальный, с длинными щеками, играет на флейте. Впереди текста заставка, вся из аксессуаров: корона в футляре, реторта, яблоко и т. д., все это в сентиментальных цветочках. Непременно издадим»

(оп. 2, ед. хр. 55, л. 69 об.).

Однако осенью 1922 года отношения между Г. П. Блоком и Садовским разладились, и «Амалия» в издательстве «Время» не вышла. Не увенчались успехом и неоднократные попытки издать повесть в других издательствах и журналах. Так, 4 июля 1924 г. Садовской писал работавшему в литературно-художественном отделе Госиздата И. В. Евдокимову:

«...поразведайте в Гос. изд., не издадут ли они мою небольшую повесть, в роде того, как издан был Хулио Хуренито, т. е. с предисловием какого-нибудь Бухарина»

(ф. 1246, оп. 3, ед. хр. 281, л. 7 об.).

Как раз незадолго до того роман И. Г. Эренбурга «Необычайные похождения Хулио Хуренито» был издан ГИЗом с теплым предисловием гимназического товарища Эренбурга Н. И. Бухарина. Евдокимов отвечал:

«Переговорил с начальством — высылайте на мое имя, есть много шансов на появление в свет. Во всяком случае, буду тащить ее через все Сциллы и Харибды, как будто бы от этого зависела моя жизнь»

(оп. 1, ед. хр. 54, л. 19 и об.).

7 сентября 1924 г. Садовской писал:

«Дорогой Иван Васильевич! Высылаю Вам мою повесть «Амалия». Она написана en grotesque и, по желанию, ей можно придать характер политического памфлета против буржуазной идеологии»

(ф. 1246, оп. 3, ед. хр. 281, л. 9).

17 сентября того же года он дополнительно обратился к тогдашнему директору Румянцевского музея, впоследствии довольно известному писателю А. К. Виноградову:

«Затем я прошу Вас помочь мне провести в Гос. Изд. мою повесть «Амалия» — она уже там в руках Ив. Вас. Евдокимова, но мне бы хотелось, чтобы Вы ее рекомендовали Бухарину»

(ф. 1303, оп. 1, ед. хр. 1047, л. 1 об. — 2).

Но, несмотря на эти хлопоты, «Амалия» в Госиздате не вышла.

Тогда Садовской отправил «Амалию» и ряд других своих произведений в журнал «Новая Россия». На страницах этого редактировавшегося И. Г. Лежневым и стоявшем на позициях «сменовеховства» журнала печатались А. Белый, М. Булгаков, Е. Замятин, Л. Добычин; журнал имел репутацию одного из лучших литературных и публицистических журналов того времени. Прочитав присланные рукописи, Лежнев писал Садовскому 18 марта 1925 г.:

«Наиболее интересной в художественном отношении вещью мне кажется «Амалия». Да и по внутренней теме рассказ современен. Образ принцессы Амалии, оборачивающейся дебелой и сонной Амашей за самоваром; образ принца, готового, на худой конец, «приспособиться» и к Амаше, — ведь это в самую точку!»

(оп. 1, ед. хр. 83, л. 2).

Но напечатать «Амалию» в «Новой России» Лежнев не успел. Вскоре разыгрались события, предвидеть которых никто не мог. 6 июня 1926 г. Лежнев сообщал Н. В. Устрялову:

«8-го мая у меня был обыск, одновременно — в издательстве и в писчебумажном магазине нашего кооператива. Издательство и магазин были опечатаны. 9-го я был вызван в ОГПУ и там арестован, просидел в тюрьме около трех недель. Журнал и издательство закрыты, а я, постановлением особого совещания, выслан из пределов СССР на три года. Советский паспорт мне дали, но на нем единственная виза — эстонская»

(цит. по публ. М. Агурского «Переписка И. Лежнева и Н. Устрялова». — Slavica Hierosolymitana. Jerusalem, 1981, с. 588).

В 1930 году Лежнев возвратился в СССР, по личной рекомендации Сталина (!) был принят в партию и назначен заведующим литературным отделом «Правды»; никаких отношений с Садовским он больше не поддерживал, как, впрочем, и с другими авторами «Новой России».

Не оставляя надежды увидеть свою повесть в печати, Садовской отослал ее в «Красную новь», надеясь на содействие С. А. Клычкова. Новый редактор журнала Ф. Ф. Раскольников, недавно сменивший А. К. Воронского, писал Садовскому 7 августа 1927 г.:

«Что касается повести «Амалия», то она редакцию не удовлетворила по двум причинам: 1) вследствие наличия фантастического элемента и 2) ввиду того, что главными действующими лицами являются принцесса и герцог. Такие герои не интересуют современного читателя. При всем этом повесть написана мастерски. Отдельные персонажи выписаны прекрасно. Особенно удались Вам русские чиновники. Хорошо сделано противопоставление философской, романтической, феодально-княжеской (зачеркнуто — «кантовской». — С. Ш.) Германии и обломовской, сухово-кобылинской, чиновно-помещичьей России. Если Вы найдете возможным переделать повесть (хотя, по-моему, это трудно), то в измененном варианте мы могли бы ее напечатать»

(оп. 3, ед. хр. 5)

После этого Садовской оставил попытки издать многострадальную «Амалию», которая присоединилась к другим ненапечатанным произведениям в его архиве.

Повесть публикуется по авторизованной машинописи (оп. 2, ед. хр. 38). Посвящение Г. П. Блоку в этой редакции отсутствует.

На основе источника - Историко-культурный журнал "Наше Наследие"