Садовской Борис Александрович Борис Садовской
Фрагмент эскиза, 1914г.
Автор: Илья Репин

Борис Садовской. Биография

Урожденный в 1881 году 10 февраля (по старому стилю 22 февраля) в г. Ардатове Нижегородской губернии - Садовской (Садовский) Борис Александрович, потомственный дворянин во втором поколений. Отец будущего поэта - Александр Яковлевич Садовский, заметный общественный деятель, выслужил себе дворянский титул инспектором Удельной конторы (смотритель казенных лесов и угодий). Его первенец - Боря, любимый сын и долгожданная радость родителей был уделен полным вниманием. Отец после отставки занявший высокий пост (председатель Нижегородской губернии архивной комиссии) уделял его обучению, прививал любовь к родине и навыкам архивиста-исследователя.

Полученное образование отца Бориса Садовского в Петровской академий (г. Москва), где он принял многие либеральные мнения 1870-х годов, которые, как вспоминал сам Садовской, "просто принял на веру весь либеральный кодекс, понюхал кое-каких книжонок, наслушался умных разговоров и успокоился на всю жизнь". Сам же Борис еще юношей стал на сторону монархизма, правых с сильно ультраконсервативными убеждениями.

Юный Борис Садовский стилизовав свою родовую фамилию под старину - Садовской, поступил в нижегородский Дворянский институт Александра II, но при всех его способностях, систематические занятия ему давались с трудом из-за своеволия. В результате институт пришлось покинуть, что сильно огорчило его родителей. Поступив уже в Нижегородскую гимназию, которую с горем пополам была окончена, обучение в которой было между попойками с гимназическими товарищами.

Борис Садовской. Фото студенческого периода жизни, 1906 г.
Борис Садовской.
Фотография студенческого
периода жизни, 1906 г.

В 1902 году Садовской поступил на историко-филологический факультет Московского университета, сначала обучавшись, а потом преподавая в нем, оставил в 1911-м году. Эти плодотворные "студенческие" годы ознаменовались знакомством с Валерием Брюсовым, который в 1904 году пригласил Бориса Садовского писать критические заметки в журнале "Весы". Потом были статьи в журналах "Русская мысль", "Северные записки", "Аполлон", "Золотое руно" и другие журналы пользовавшиеся популярностью у московской и петербургской литературной богемы. Благодаря этим публикациям в журналах Борис Садовской стал модным автором, которого охотно печатали периодические издания.

В 1909 году Садовской успешно выступил, как поэт, выпустив стихотворный сборник "Позднее утро", именно с этого сборника он изменил окончание своей фамилии на старый манер, показывающая Бориса Садовского, как монархиста "реакционера".

Обложка книги «Морозные узоры»<br>Петроград. Изд-во: Время, 1922г.
Обложка книги «Морозные узоры»
Петроград. Изд-во: Время, 1922г.

Потом были еще множество сборников: "Пятьдесят лебедей" (1913г.), "Самовар" (1914г.), "Косые лучи. Поэмы" (1914г.), "Полдень. Собрание стихов. 1905-1914" (1914г.), "Обитель смерти" (1917г.), "Морозные узоры. Рассказы с стихах и прозе" (1922г.).

Написанные сборники были написаны внутренне чуждо идеалам символизма и модернизма, ее смотря на окружавший его круг символистов-друзей "серебряного века": Александр Блок, Андрей Белый, Валерий Брюсов. И его творческая деятельность в ведущих журналах символистов, в качестве не только автора, но критика символистов, не повлияла на предпочтение поэзии "золотого века" - Державина, Пушкина, Тютчева, Фета.

Садовской значительно выделяется не только внешним блеском своих стилизации, но и точно выверенным балансом между имитацией чужих приемов, заимствованных идей и собственным творчеством. Проза Садовского выдержана по языку повествования от лица рассказчика XVIII и XIX века. Его персонажи - русские писатели и государственные деятели, а излюбленное место действия - Петербург пушкинской эпохи. Например, "Ильин день" - это стилизация гоголевской фантастики; "Двойник" в сатирическом духе описывает путешествия в прошлое и будущее.

Характерная особенность личности и творчества Садовского является акцентирование на монархизме, которые были "пропитаны" правыми политическими взглядами и романтизаций дворянства. Как воспоминает его друг - В. Ф. Ходасевич, такой эпатирующий образ Садовского был осознанным, что привело к 1910-му году "творческим конфликтам" Садовского с мэтрами символизма (прежде всего с Брюсовым), в которой он занял отчётливую позицию "вне группы".

Блестящая литературная карьера Садовского омрачилась несчастьем, в значительной степени определившим всю его дальнейшую жизнь. Заразившись сифилисом в мае 1904 года, болезнь в то время уже излечивалась, начал старательно лечиться и даже чрезмерно. В этом стремлении Садовской хотел перестраховаться и принимал меркуриальные средства в больших количествах, что привело к передозировке, от которой наступило общее отравление организма. Отравление организма препаратами ртути повлияло на его спинной мозг, что сказалось на его руках и ногах - начались местные параличи конечностей. Осенью 1916 года Садовского поразила спинная сухотка, которая парализовала его, приковав его к постели, креслу до конца своих дней.

В 35 лет жизнь Садовского была переломлена надвое, но посчастливилось избежать слепоты, глухоты и безумия постигших великих: Гейне, Мопассана, Верлена, Ницше, Гогена, Языкова. Ему удалось сохранить ясность ума и творческую работоспособность до глубокой старости.

Почти одновременно с его параличом, совпала революция 1917 года, которая была возмездием против русской монархии, была воспринята Садовским как апокалипсическим коллапсом. Для идейного монархиста, романтика дворянства был потерян смысл жизни. После "второго эмоционального удара", он дважды пытался покончить жизнь самоубийством.

Все постигшие физические и эмоциональные мучения для него стали некой расплатой за демонизм, столь распространенный в богемной среде серебряного веерка, которые перенаправили его взгляд на мировоззрение. Он нашел опору для своей жизни в Православии, в 1921 году Рафаил Карелин (сам бывший спирит и духовидец) познакомил его с епископом Варнавой (Беляевым), который стал исповедовать его и помог воцерковиться.

С первой женой Садовской расстался еще в начале 1910 года, следы ее и его единственного сына Садовского Александра после Гражданской войны затерялись где-то на юге России.

Борис Садовской в своей «крипте»в Новодевечьем монастыре.Москва, 1940г.
Борис Садовской в своей «крипте»
в Новодевечьем монастыре.
Москва, 1940г.

Уйдя из дома родителей, в конце 1920 года уехал в Москву, где поселившись, со второй женой Надеждой Ивановной в келье Новодевичьего монастыря, продолжил свое творческую работу. Надежда Ивановна самоотверженно ухаживала за мужем, переписывала его новые рассказы и стихи, которые Садовской делал своей рукой, через силу и боль, карандашом. Ходила по редакциям, безуспешно пытаясь отдать их в печать - почти всегда безуспешно. После 1922 года Садовского не издавали, лишь изредка удавалось напечатать одно-два стихотворения в каких-нибудь сборниках, а большинство писалось "в стол".

Садовского долгое время находившийся в изоляции от общественности и творческой богемы, в 1925 году распространились слухи о его кончине, что Ходасевич опубликовал некролог Садовскому. С 1929 по 1933 год Садовской, находясь наедине с собой, размышлял о России, о вечности, времени, Боге, жизни и смерти, что закончил мнением о полном отрицании "внешнего мира", находящегося на пороге встречи с Антихристом.

Не смотря на все это, произведения, написанные в период 1920-1940 годы, являются вершиной творчества Садовского. До конца жизни он продолжал работать, не смущаясь на то, что его практически не печатают - он распределил свои сочинения для шеститомника. Тем не менее его печатали: в 1917 г. - поэтическая книга "Обитель смерти" и несколько прозаических сборников новелл; в 1928 году опубликована последняя книга - фантастический роман из эпохи Петра I "Приключения Карла Вебера", лишь в 1990 году был снова опубликован роман, но уже просто "Карл Вебер".

Известен Садовской также и как автор литературных мистификаций, которые он удачно подносил уже официальной советской печати. Воспользовавшись своим талантом к стилизации, создал ряд стихов. Например, еще в 1913 году, сочиненное им пародийное стихотворения, выдавал за текст то Блока, то Есенина. Это стихотворение даже некоторое время печаталось в сочинениях обоих поэтом. Публиковал мистифицированные воспоминания о Брюсове, выдумал по воспоминаниям Попова дружбу между своего отца и отцом Ленина (Ульянов Илья Николаевич). Сам Попов действительно учился когда-то в гимназии с Ильей Николаевичем, но его "мемуары" были написаны рукой Садовского. Подверглась мистификаций и биография самого Садовского с его ведома была дана заведомо ложная информация для справочника Екатерины Никитиной "Русская литература от символизма до наших дней", изданный в 1926 году. Об этой мистификации он позже признавался в своем дневнике.

Многие из подделок были столь искусно стилизованы под авторов, что на десятилетия вошли в литературное творчество в качестве подлинных произведений названных авторов, они ввели в заблуждение многих специалистов. Стилизации Садовского под авторов Серебряного века были разоблачены лишь в конце 1980-х годов. Подобная мистификация и стилизация, достаточно двусмысленное с точки зрения литературной этики, можно рассматривать как своеобразную месть редакциям и всему литературному миру, для которых Садовской перестал существовать.

Борис Садовской и Корней Чуковский. Петербург. 1914. Фото К.К.Буллы
Борис Садовской и Корней Чуковский.
Петербург. 1914. Фото К.К.Буллы

Ведь многие литературные деятели искренно были убеждены, что писатель давно умер. Тем не менее, Садовской жил в литераторской жизнью: много общался с Корнеем Чуковским; приехавшей в 1929 году в Москву Мариной Цветаевой, передал ей часть своего архива.

С началом Второй мировой войны, Садовской вступил в тайную монархическую организацию "Престол", члены которой надеялись на смену власти с приходом немцев в Москву. Члены организации сильно заблуждались, создание организации было под полным контролем НКВД, с целью использования ее в масштабной разведывательной и контрразведывательной операции "Монастырь". Чудом Садовскому удалось избежать сталинских репрессии после окончании операции "Монастырь".

Борису Садовскому суждено было пережить Серебряный век, в отличие от большинства его представителей. Ощущения мистификации Садовского протянулись даже за грань его земного пребывания - его дата смерти до сих пор спорна. Похороненный 7 марта 1952 года, по православному обряду спустя три дня после смерти 5 марта, на Новодевичьем кладбище, значиться во многих публикациях с другой датой - 3 апреля. Путаница с датами его смерти была по меньшей мере дважды: в 1925-м и 1946 годах, когда его преждевременно хоронили сначала потерявшие его литературное общество (старый товарищ Ходасевич опубликовал некролог), а потом послевоенные сталинские репрессии.

Вариант биографии Бориса Садовского подготовлен sadovskoi.ru