Садовской Борис Александрович Борис Садовской
Фрагмент эскиза, 1914г.
Автор: Илья Репин

Борис Садовской: зерна без плевел

Март — месяц во многом примечательный в культурной истории Нижнего. Из череды событий, выпавших на него в разное время, назовем лишь два — рождение будущего знаменитого писателя Максима Горького и кончину также некогда знаменитого литератора, поэта и прозаика Серебряного века Бориса Садовского. Последний менее известен нашему современнику. А потому есть смысл рассказать о нем читателям.

Садовской — псевдоним. Настоящая фамилия литератора-земляка — Садовский. Он родился 22 февраля 1881 года в уездном городе Ардатове. Воспитывался в самой что ни наесть высококультурной среде: отцом Бориса Александровича был служащий Удельного ведомства, а впоследствии крупный историк, краевед и председатель Нижегородской губернской ученой архивной комиссии А. Я. Садовский. Образование наш герой получил в Нижегородском Александровском дворянском институте, губернской гимназии и Московском университете, пребывание в котором в силу определенных обстоятельств растянулось с 1902 до 1911 года.

Одаренность его проявилась рано. И сразу обнаружились две склонности юноши — к отечественной истории и изящной словесности. В нижегородской газете «Волгарь» 6 января 1901 года было напечатано первое стихотворение за подписью «Б. Сад-ской». Называлось оно «Иоанн Грозный».

Вскоре после поступления в Московский университет Борис знакомится с Валерием Брюсовым и начинает печататься в журнале «Весы». Позднее круг популярных журналов, публикующих стихи, рассказы, статьи Садовского, расширится — «Нива», «Золотое руно», «Аполлон», «Альцион», «Мусагет». В 1909 году выходит первый его стихотворный сборник, а год спустя — книга прозы «Русская Камена». Затем появляется сборник исторических рассказов «Узор чугунный». За него молодого писателя заочно избирают действительным членом НГУАК. Так нижегородцы оценили талант земляка. Интересный факт: к 300-летию подвига Нижегородского ополчения Борис Садовской сочинил текст гимна героическим предкам, который напечатали в виде листовки.

Но слава его в 1910-е годы уже общероссийская. «Теперь я признанный писатель с безукоризненным именем, - сообщал Садовской в своих воспоминаниях. Все редакции передо мной открылись». Он живет в Москве, Петербурге. К 1916 году издана дюжина книг, количество же журнальных публикаций просто огромно.

Несмотря на то, что в большую литературу его ввел вождь символизма Брюсов, Садовской так и остался чужд канонам модернизма и декаданса, которые он рассматривал как явления глубоко антихристианские, даже демонические. Идеалом для Бориса Александровича навсегда остались Пушкин, Тютчев, Фет и другие представители Золотого века русской поэзии. В прозе же он зарекомендовал себя прежде всего как блистательный знаток русской старины и искуснейший стилизатор. Он воспроизводил быт любимой николаевской эпохи в мельчайших подробностях и с удивительной достоверностью. А своеобразные «подделки» текстов того времени подчас вводили в заблуждении даже самых проницательных читателей, мол, а не подлинные ли это письма или дневники, писанные рукой современников или современниц Пушкина.

Он был свидетелем переломных периодов нашей истории. «Садовской застал еще величие Российской империи Александра III, - писал биограф, - видел в Москве революцию 1905 года, расцвет Серебряного века русской культуры и его вырождение, войну с Германией. Потом — Февральская революция, Октябрьский переворот, кровавая вакханалия последовавшей Гражданской войны».

Обе революции наш герой воспринял как катастрофу, крушение России. Общественные катаклизмы совпали по времени с его физическим недугом, окончившимся параличом. До 1929 года Борис Садовской жил в Нижнем Новгороде, читал лекции в местных университете, педагогическом и археологическом институтах.

А потом перебрался в Москву. Там, прикованный к инвалидной коляске, он и прожил оставшуюся часть жизни. Его убежищем стала комната в подклети Успенской церкви Новодевичьего монастыря. Выбор был, видимо, не случаен; задолго до этого Борис Александрович познакомился с епископом Варнавой (Беляевым), который, как пишет исследователь его биографии, исповедовал и помог его воцерковлению.

В советское время его почти не печатали. Две книги «Морозные узоры», датированная 1922 годом, и «Приключения Карла Вебера» (1928) — можно считать исключениями из правила. А правило состояло в полной изоляции талантливого писателя, отлучении его от издательств. Он не вместился в новый строй и писал «в стол», полностью соответствуя определению «внутренний эмигрант».

Скончался Борис Александрович 5 марта 1952 года. Справедливость была восстановлена лишь с наступлением эпохи гласности. В отличие от многих официально обласканных советских сочинителей Борис Садовской оказался востребованным читающей Россией. Эту востребованность, впрочем, книгоиздатели удовлетворяли лишь отчасти. Вышел однотомник прозы «Лебединые клики». Пошли публикации в толстых журналах и альманахах. «Новый мир» в 1993 году напечатал великолепный роман «Зерна и плевелы», «Знамя» и «Российский архив» - интереснейшие автобиографические записки Садовского. В 2001 году в малой «Библиотеке поэта» был выпущен сборник стихотворений замечательного русского поэта. Этого, конечно, мало, все книги тотчас превращались в библиографические редкости.

И уж совсем не оценили по достоинству Бориса Садовского на родине, в Нижегородской области. Нет ни мемориальной доски на здании Дворянского института и бывшей гимназии, где поэт учился. Не сохранили дом по улице Тихоновской, 27 (уцелело ли здание на Мартыновской, где Садовские проживали с 1882 года, мне неизвестно). Я уж не говорю о музее, о том, что не проводятся чтения, посвященные знаменитому в прошлом и не утратившему обаяния и значения и поныне писателю-земляку. Это несправедливо и недостойно. Имя и наследие Бориса Садовского, выдающегося писателя Серебряного века, — гордость Нижнего Новгорода. Пора воплотить ее в конкретных делах.

Источник: www.pravda-nn.ru, Нижегородская Правда, № 30-31 от 22.03.2008